Авто фактография

ДИАЛЕКТИЧНАЯ ЭКОНОМИКА

Posted in Авто фактография

[22.05.2016 0:27:21] Бобров Ник Ник: НЕ РЫНОЧНАЯ - БЕРИ ШИРЕ: НУЖНА ЭКОНОМИКА ДИАЛЕКТИЧНАЯ!

Ну, куда денешься от неё?! Она всюду… Вот Михаил Веллер – маститый писатель, правда, не моей грядки и не цель пристрастия некоторых других, мне знакомых любителей хорошей русской словесности. Но человек с очень завидным кругозором, острослов, ярый критик сегодняшней политики, хотя с позиций, я бы сказал, утопического социализма.

В прошлое воскресенье довелось слушать на ЭХЕ всю его передачу «Подумать только…». Некоторыми её моментами я просто любовался. Даже захотелось прочитать расшифровку сказанного. И полностью согласиться с авторским мнением, что пропагандисты «первых» каналов продолжают нагло врать, втирая ложь в мозги молодёжи о вероломном нападении гитлеровцев.

Так, даже при мне, семилетнем пацане, немка, у которой сын служил в фашистских войсках, прочитав его письмо, грозно обещала весной 1941 года моей маме, что ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА он «придёт и повесит всех вас, комсомольцев»! Или наша госбезопасность не знала о таких переписках?! Как и о многих других фактах предупреждения советской стороны, что на неё вот-вот нападёт Германия?

Веллер детально обосновал своё обвинение. Так и хочется подсказать всем урапатриотам: ну, познакомьтесь с этой, в данном случае, очень логичной полемикой. Дабы помнить и свои потомкам объяснять, почему из Лиги наций до войны изгнали Советский Союз.

Я восторгался несколько дней его прекрасной семантической находкой при критике обюрокрачивания искренней народной акции «Бессмертного полка», родившейся в глубинках России. При этом вылезла всякая нечисть с трафаретными портретами сталиных, молотовых, всяких энкэвэдэшников и даже Николая Второго.

Верно, трагично для государства, что его главное событие в 2015 году – юбилей прошлого, из того века, победы в 1945 году! А где же наши достижения сегодня? Экономические, политические, моральные, если хотите? Всё наоборот! Пришёл предсказанный кризис промышленности, усилилось предупреждавшееся наше отчуждение от мирового сообщества, фашиствующие вылазки учащаются, становясь всё омерзительнее. Драки из-за скудеющего бюджетного пирога усиливаются. Дело дошло даже до кладбищ.

И вот тут Михаил Веллер, на деле, скрытый коммунист (почитайте его мечтательную программу возрождения России, опубликованную несколько лет назад), иронизирует над Евгением Ясиным, великолепным учёным-практиком, лепта которого в возрождение нашей страны из экономического провала в конце 80х - начале 90х годов общеизвестна. (Среди желающих знать истину.)

Замечу. Ниже абзацем он же, Веллер, советует копировать деловое американское законодательство под лозунгом: люди сами всё сделают, только не мешайте им. Подчеркнув, личное пожелание: должно вырасти количество труда в стране и деньги не надо угонять за бугор.

Между тем, Ясин именно конкретизирует условия развития экономики. Без предпринимателей, без их креативной энергии, ведущей к изобретательству, развитию производительности труда (что важнее его количества!), невозможно поднять страну. Для чего нужны защищённое право собственности, рыночная экономика, первенство закона, чёткие правила игры, направленные на рост ВВП, на развитие личной инициативы человека. Добавляя при этом, когда деньги невыгодно или опасно вкладывать в своей стране, их, естественно, переправляют в другую, где для инвестиций создана благоприятная атмосфера.

По-моему, уже ясно, следует расширять ясинские базовые тезисы.

Сегодня пора говорить точнее: для всестороннего развития страны нужна диалектичная экономика. Её должна обеспечивать диалектичная политика. Повторюсь. Человеку свойственно, как любому представителю животного мира, желание выделиться, показать свою силу, проявить свои индивидуальные природные способности. Один любит рисовать, другой музицировать, третий торговать, иной – конструировать или познавать таинства мироздания.

Давно известные соответствующие правила (законы) в экономически развитых странах поощряют, в частности, богатых предпринимателей, чтобы им было выгодно помогать начинающим коллегам, обеспечивают равноправную конкуренцию в бизнесе, регулируют борьбу разных партий через свободные выборы, что, в свою очередь, контролируется независимой прессой.

Действительно, нам необходимо ориентироваться на американский опыт, английский, немецкий, но никак не СССР-овский. Куда уважаемого Михаила Иосифовича, по-моему, прошлое притягивает, вызывая недов..

[22.05.2016 0:27:28] Бобров Ник Ник: Куда уважаемого Михаила Иосифовича, по-моему, прошлое притягивает, вызывая недоверие к его несомненно искренним советам, пожеланиям, превращая их порой в, извините, словоблудие, противоречащее ей, диалектике.

"Зайцем" на самолете!

Posted in Авто фактография

Зайцем… на самолёте!
Интересен был мой отлёт из Щучинска. Я уволился, собрал весь свой нехитрый скарб, прихватив одностволку и геологический молоток. И всё же мой альпинистский рюкзак стал похож на огромный пузырь. В руках я тоже чего-то держал. Таким, с громадным растопырившимся рюкзаком, с передачами в Алма-Ату в виде ручной клади, в какой-то несуразной полевой одежде увидели меня на местном аэровокзале.
Это было небольшое приземистое здание, похожее на барак, с стандартными мачтами метеорологов и диспетчеров на крыше. Грунтовая взлётная площадка растворялась в сгущающихся сумерках среди широкого горизонтального поля, начинающегося прямо от крыльца вокзала.
Ждали АН-24 из Алма-Аты. В обратный путь он, по идее, должен был забрать всех пассажиров. Но я не учёл, что была суббота. На выходные из таких местечек всегда набирается много народа.
И точно. Добрался я туда последним. Впереди меня стояли ещё трое, когда билеты закончились. Сидеть сутки здесь, в этом неуютном здании, (если нас, вообще, не выгонят из него на ночь), никак не хотелось. Да и погода очень неровная – уже наступала казахстанская осень. Словом, надо улетать.
Самолёт приземлился. Через зал в отдел перевозок прошёл второй пилот с документами на полёт (я знал, что это его обязанность). Отхожу к выходной двери, чтобы поговорить с ним на свежем воздухе, без свидетелей. А надо сказать, девки из «перевозок» меня, конечно, тоже сразу приметили – очень необычный был весь мой облик. На мне какая-то куртка, не вполне стандартная. Через плечо полевая, почти штурманская, сумка с всеми документами. Выделялся солидный альпинистский рюкзак, пухлый от содержимого. Да, повторяю, что-то в руках держу. Нечто, вроде почтовых посылок (передачи алма-атинцам.) Словом, есть на что посмотреть и запомнить.
Потому мне следовало быть осторожным в помыслах. Увидят мои переговоры с лётчиком – всем не поздоровится. Прячусь за пассажирами. Мой багаж среди их вещей. Незаметен.
Всё же поймал пилота. Мол, я геолог, готов, сколько надо, вам, ребятам, заплатить наличными, только возьмите – спешу. Пилот, немного покачав головой, но видя мою определённую авиаосведомлённость, вскоре согласился на предложение. Хотя и не сразу. Он ушёл к самолёту.
Теперь встала задача подойти туда незамеченным. Кстати, уже стемнело.

Солярка

Posted in Авто фактография

проверка Волковская экспедиция. Это было где-то на юге Чу-Илийских гор в 1963 году.

В конце июня у меня кончилась солярка для тракторов. Они ежедневно вспахивали по несколько гектаров казахстанской степи, в которой оставались после их громадных плугов сотни глубоких, чуть ли в метр глубиной канав, окаймлённых высокими пластами вывороченной земли.

Топливо на эту работу таяло стремительно. Но гамма-съёмку прерывать было нельзя – план не ждёт! Пришлось выходить из положения самому.


Километрах в 30 от нас строили какую-то, кажется, сельскохозяйственную, плотину. Поехал туда. Спрашиваю у рабочих, кто начальник, как звать.

Объясняют: Николай Михайлович Бобров (!). Сыграл на этом.

Захожу к нему в рабочую будку и представляюсь:
- Николай Николаевич Бобров, рад познакомиться.
Рассмеялись. Он дал тотчас нам бочку солярки.

В отряде простоя не было.

Долг меня тяготил. Как только из базы в нашу цистерну завезли топливо, попросил одну бочку налить сразу же отдельно.
Хочу немедленно отвезти её своему однофамильцу.
- Что за спешка такая!- ругался водитель.- Вон, видишь, гроза будет. Завтра отвезём. Чего спешить…
- Нет, обещал до тридцатого числа отдать. Первого же надо отчитываться ему…, - заупрямился я. – А завтра 29-ое! Чего тянуть ?!
Словом, настоял на своём.

Доехать мы успели. Тот Бобров рассмеялся:
- Я же тоннами солярку списываю, что мне ваши двести литров! Капля в море… Не надо было мучиться…
Он был прав. Но он же и не предупредил меня, что отдавать не надо… А я как честный человек…

Но не совсем глубоко мыслящий…

Но честь дороже.
В общем, зря мучились.

Попали всё же в грозу сильнейшую. Молнии со всех сторон. Ливень. Дорогу размыло.

Потихоньку пробираемся уже в темноте, почти наугад.

И попадаем в соседний наш отряд к Стасу Пересунько. Обрадовались. С коллегой разговорились. Он нас покормил, чаю выпили и коньяку немного (шоферу разрешил одну рюмочку в 30 грамм). Обменялись анекдотами.


Тем временем гроза прошла. Даже небо вызвездило. Станислав оставлял ночевать, но мы рвались домой. Пару раз в лужах посидели. Но всё обошлось.

Для себя дал зарок: с ума не сходить в критических ситуациях.

Не спеши и терпи, когда жизнь заставляет.

Псевдоидеалы юности

Posted in Авто фактография

Бобров в юности

Вот такой застенчивый паренёк, романтически настроенный, полностью преданный Сталину, безумно веривший в будущий коммунизм, нерушимый Союз Союзных Социалистических Республик, ещё нецелованный девчатами… Дурак, одним словом.
В 1952 году, стоя на стороне Гали (см предыдущий коммент), порвал тесные отношения с единственным другом. Тогда же, занимаясь в 9-ом классе вечерней школы, познакомился на комсомольской почве с сыном министра Казахстана. В его обширной трёхкомнатной квартире увидел кружок аксакалов, сидящих на ковре посредине пола и что-то жарко обсуждающих между собой на родном языке. Мы прошли мимо них в детскую. Её хозяин доверительно объяснил:
- Знаешь, о чём они говорят?! О Конституции! Ведь в ней написано, что мы (юноша имел в виду Казахстан – нб) можем свободно выйти из СССР.
Это был очередной гром среди белого дня. Оказывается, не всё так просто. Вспомнилось, как двумя годами ранее, мамин знакомый сообщил мне, что в Талгаре– недалёком городке от Алма-Аты – живут люди, настроенные против Сталина и высланные туда. Вот так вот.
По глупости, я как-то не соединил этот факт с другим, когда узнал, что напротив нашей школы рабочей молодёжи № 1 расположен дом, в котором жил сюда же высланный перед эмиграцией Лев Троцкий. СШРМ №1 занимала от угла улиц Фурманова и Жiбек жолы, далее по ней целый квартал к западу, выходя на улицу Абылай-хан-Дангылы. Где и был тот дом.
3-го марта 1953 года днём на работе я услыхал о болезни Сталина и подумал, что, следовательно, может случиться непоправимое. Значит, начнётся мировая война, рассуждал 19-летний младенец. Что я должен делать в таком случае? Бежать, разумеется, в райком комсомола!
- Где он? - прикидывал я мысленно, направляясь от своей ул. Абая (прежнее название нашей прелестной, с крохотным бульваром на всю её длину, улочки) по родной улице Гоголя в сторону Парка имени 28-ми Панфиловцев.
- Ага, он находится на улице Фурманова, то есть, позади меня в полутора кварталах назад по прямой. И – немного ниже Гоголя (Алма-Ата расположена в предгорьях по наклонной плоскости - нб), всего полквартала. - Ура! Успею! - облегченно заверил сам себя младенец развития.
Когда же смерть вождя наступила, я решил, что, в память родного Иосифа Виссарионовича, закончу 10-й класс с двумя чётвёрками!
(Заранее занял облегчённую позицию, чертёнок, предполагая в подсознании, что на серебряную медаль не вытяну). А Сенька Абдамбаев, мой школьный, по 7-ому классу, дружок, тоже учась теперь в вечерней школе, (вторя ленинскому призыву в партию 1924 года после смерти Владимира Ильича) объявил сталинский призыв вступать в комсомол, пополнять ряды молодых строителей коммунизма!
О таких клятвах я написал Зуфару, служившему в Германии. Его политрук, знавший о моих «письмах-романах» засёк тот конверт и прочитал мои строчки перед всем строем. Зуфар, как солдат, отвечал от имени своих товарищей по службе, разумеется, что они будут верно служить делу Ленина-Сталина и храбро стоять на защите нашей Родины!..
Потому-то мне жаль всех этих бедненьких и глупых «наших» и прочих молоденьких, из-за малограмотности со слепой верой, сторонников позиций нынешней власти. Ведущей, как и тогда, к экономическому развалу нашей страны. А кризис уже наступил и развивается, ускоренно понижая ценность рубля. История с Крымом – лишь один из его бикфордовых шнуров. Война с Украиной такой уже зажгла. Теперь что нас ждёт, знает один лишь Бог. (Курс валюты на сегодня – 14 декабря 2014 года - уже практически 56,90 рублей за доллар! А был 31 рубль! 50% роста. И это ещё не конец падения, судя как дешевеет ежедневно нефть. На 9 февраля 2015 г продажа около 70 рублей.) Мнение не изменилось. Падения курса жду и в ближайшем будущем.

Кляфина

Posted in Авто фактография


В отличие от ленинградцев зима 1941/42 года, далась нашей семье легче.  В августе 41-го мы очутились у родителей отца моей сестрёнки Оли и будущей Наташи в деревню Кипрево (Нижегородская, ранее Горьковская обл., Городецкий район). Шестеро эвакуированных,  - мама, бабушка, я, Оленька, племянницы мамы Надя и Нина - свалились  неожиданно на двух немолодых людей. Они предоставили нашей ораве маленькую, но светлую комнатку. Она так и называлась: светёлка. Приспособленная  для проживания только летом, эта узенькая пристройка к избе вполне подходила для одного человека или для уединения парой. ( Благо, имела   отдельный вход из сеней, рядом  с дверьми в горницу Серовых.) Как мы там размещались – не пойму. Скорее всего, кто-то спал на сеновале или ещё где-то.
Взрослым  было понятно сразу – это временная остановка, нужно искать другое жильё. А тут ещё маму - библиотекаря по специальности - пригласили работать избачом в Красной Избе.

Вспомним время – запад России полыхает в огне войны. Идёт сплошная мобилизация. Маме   приходится сутками участвовать в мобилизации парней на фронт. Надо же организовывать проводы. Не исключены и деревенские выпивки – ведь люди на смерть уходят. Лишь счастливчики, можно сказать, вернутся, да и то -  инвалидами.                                                                                                                                                                  В такой ситуации не исключены и солёные шуточки, и пьяные выходки. А городская интеллектуалка в этой среде как красная тряпка  разъярённым быкам…

Ясно, обстановка не по нраву и нашим хозяевам – провинциалам далёкой глухомани. На этой почве скандал с родителями отчима.                                                                                                                                   Кроме того, гурьба гостей для таких мест– не подарок. Шесть ртов -  и всех кормить. Кстати, именно та светёлка запомнилась сочными  вишневыми варениками. Не знаю, кто готовил, старики или наша бабушка. Но их запашистый вкус запомнил, как видите, на всю жизнь.
Конечно, хозяевам не до праздников. Даже баню топить на всех – и то  лишние дрова тратить. Не предусмотренные личным бюджетом. (А помыться по-чёрному, да нырнуть голышом в прохладную речку Голубиха -  прелесть!)                                                                                                            
Увы, недолго  музыка играла… Я едва успел познакомиться с местными парнишками и сходить с ними пару раз покупаться на Голубиху, недалеко от деревни. Там висел железнодорожный мост для местной узкоколейки на лесозаготовки. Но не только. 
Его шпалы как бы парили в воздухе. Едва завидят путников женского пола, идущих из леса  между рельсами – дорожка-то там утоптана, мальчиш- ки прятались под эти пролёты.  Ну и… потом довольная пацанва хохочет по случаю увиденного над собою.  В летнюю пору довольно жарко бывает: много одежды на себя не натянешь.

К осени перебираемся в недалёкую деревню – Кляфину.

Вот здесь
провели всю первую военную зиму. Воспоминания о том времени самые приятные. Хотя шло не всё так гладко.                                                     
Почти каждый день у бабушки начинался походом за утренним парным молоком  с высокой трёхлитровой бутылью. Его пили дружно. А когда молоко оставалось, бабушка сбивала в бутыли  сливочное масло. Она трясла её, мотая из стороны в сторону, слева направо, справа налево. Такая ручная технология требовала терпения, долгого времени и не совсем лёгкого труда. Но масло, к моему немалому удивлению, в бутыли появлялось. На аппетитные бутерброды каждому понемножку хватало.
Война шла пока далеко. Но  её веяние чувствовалось.  Бабушка всякий раз, возвращаясь, сообщала маме  как подорожало молоко.  Помню, когда вернулась с бутылью, её тихий, полный безнадёжности, вздох:
- Уже десятку сегодня стоит…
В бытовом плане  мы очутились как бы в прошлом веке. Всюду деревянные миски и другая посуда с городецкой росписью, пёстрые ложки, ещё куча бытовых предметов. Пользуемся русской печью. Бабушка с мамой живут по старому, церковному календарю и некоторым его правилам. Запомнил, как они весной пекли какие-то особенные жаворонки. Прекрас- ный  хворост появился, например, в новогодние праздники, на Рождество. Делали ещё пасху, удивляя и расписными яйцами, и куличами.  А сколько было  замечательных и нелёгких  хлопот в декабре с ёлкой!
В памяти от этой первой военной  зимы - обилие снега, крепкие морозы. Но я был рад, что меня взяли в лес на поиски новогодней гостьи. Мы её искали на недалёкой опушке леса. В провалах наших следов глубокий снег отдавал синевой. Удивляло пухлые снежные шапки на  бесчисленных пеньках. Искали  долго. Замёрзнув, я едва дождался , когда подходящее  деревцо нашлось, свалено в дровни и доставлено домой.     
В избе сразу запах свежесрубленной, очень пышной, под самый потолок, ёлки. Взрослые организуют её дружное оформление. Кто-то вырезает бумагу.  Кто-то красит её. Я клею мучным клейстером звенья цепи. Этими цепями, самодельными игрушками, клочками ваты  украсили красавицу. Мне почему-то кажется, что были тогда и свечки в миниатюрных жестяных подсвечниках-прищепках.
Одна беда. Я все новогодние  дни мучился зубной болью. Из-за флюса рта не мог открыть и насладиться тем самым белоснежным хворостом.
Кстати, к этим дням  моя тётка и мать сестрёнок   чудом выбралась из блокадного Ленинграда и устраивается в соседней деревушке Стрелка. Она первоклассная машинистка и портниха и вскоре своим мастерством привлекла окрестных жителей: заказов в такой глуши полно.                                                                                            
Как-то пришёл к вечеру к ним. У тёти Сусанны на столе швейная машинка. Она  что-то шьёт. А на скамейке вдоль стены девки занимаются чем-то и поют что-то протяжное. Сёстры подпевают им. Судя по всему, такие добрые посиделки   у моих родственников были нередки, чему я искренне завидовал.                                                                                                                 
Живут мои сестрёнки явно лучше нас. Ходить к ним в гости мне нравилось. Это не очень далеко, наверное,  с километр или чуть больше. Сдаётся мне, что именно на этой дороге, где-то посередине между нашими деревнями, стоял большой деревянный, чуть покосившийся древний православный крест. Его трещины  на потемневшей от времени древесине и сейчас перед глазами.
Был и такой поход с печальной неприятностью. Как-то под вечер возвращался в одиночестве из Стрелки. Ещё светло в общем-то. Но спешить надо. Вокруг снега. Мороз. Подзамерзаю. Вернулся  домой промокшим под аханье и сожаления родных. Радовался, что я всё-таки самостоятельно, в общем-то, живым и здоровым, добрался в сгущающихся сумерках до Кляфины. Особенно запечатлелся момент, когда в сенцах открыл дверь комнаты и  меня объяли родные запахи и тепло.
Нутром по сей день чую запах тающего снега,  весеннее просыпание речушки Голубиха (напротив наших окон) с набухающими почками черёмух на её берегах.
Замечу, среди примерно одинаковых  домов  свой я легко находил по большому гранитному плоскому валуну у порога, который, говорили, с каждым годом становился, якобы, больше.
В 1974  году именно по этому, оказалось, крохотному «бараньему лбу» я узнал наш дом и зашёл к соседям, которые ещё помнили нашу семью. У них  уже ничего не было из прежней, довоенной посуды, деревянной утвари. Кажется, они не печалились об исчезновении  чудесных  городецких народных изделий, а, скорее всего, просто не ценили их уникальность.


Солистка...
Солистка...
Владимир ...
Владимир ...
Безимени-...
Безимени-...
Ну-ка зер...
Ну-ка зер...
Субботник...
Субботник...
Шахтный н...
Шахтный н...
Таня
Таня
 Аннушка ...
Аннушка ...
Интервью...
Интервью...